Кыргызстан, город Бишкек
19 окт 2022

ИНКЛЮЗИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ПОКА НЕДОСТУПНО

ИНКЛЮЗИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ПОКА НЕДОСТУПНО

Попытки внедрить инклюзию в школах сталкиваются с рисками от бюрократии до нарушения прав и отсутствия безопасной психологической среды.

13-летняя Назира (имя изменено) пользуется слуховым аппаратом, который помогает ей лучше понимать окружающий мир. В раннем детстве девочка перенесла операцию по установке импланта для компенсации потери слуха.

С первого класса она училась в специальной школе-интернате для слабослышащих и позднооглохших детей в Бишкеке, так как в обычные школы её не приняли из-за ограниченных возможностей здоровья. Через пять лет мама решила перевести Назиру в другую школу, чтобы улучшить её развитие.

«Необходимо было поместить дочь в речевую среду,- рассказывает мама.- Там [в специальной школе] обучают только дактильному разговору [своеобразная форма речи (общения), воспроизводящаяся посредством пальцев рук прим.] и языку жестов, так как нет говорящей среды».

Родители Назиры нашли в Бишкеке школу-интернат недалеко от их дома. Это среднее общеобразовательное учебное заведение предназначено для детей-сирот и детей, оставшихся на попечении родителей. Туда её взяли с испытательным сроком на три месяца и определили для лучшей адаптации в четвертый класс, хотя она училась уже в шестом.

Мама Назиры находилась в постоянном контакте с учителями, интересовалась, как проходит интеграция дочери в новую среду и каковы успехи в этой школе. На все вопросы педагоги давали позитивные ответы.

Но случай изменил все: однажды Назира убежала с уроков и долго не возвращалась домой. Её искали родители, учителя, милиция. Когда она пришла поздно вечером, психологическое состояние девочки-подростка было критическим.

Назира рассказала, что одноклассники вызывающе смеются из-за её проблем со слухом, громко обсуждают слуховой аппарат и ограниченные возможности. Это вызвала у неё шок, она не могла больше оставаться в классе.

После обращения в школу за разъяснениями об инциденте родители узнали, что администрация учебного заведения решила отстранить девочку от обучения из-за пропуска уроков. Кроме того, учителя посоветовали перевести Назиру в специализированную школу-интернат, то есть туда, где она училась ранее.

Доступ к инклюзивному образованию детей с ограниченными возможностями здоровья закреплен в трех законах Кыргызстана — «Об образовании и науке», «О дошкольном образовании», «О правах и гарантиях лиц с ограниченными возможностями здоровья». Инклюзия предполагает такую форму обучения, при которой все дети учатся вместе независимо от особенностей их развития, уровня способностей и диагнозов.

Согласно данным Национального статистического комитета по состоянию на март 2021 года в Кыргызстане число детей с ограниченными возможностями здоровья в возрасте до 18 лет составляет более 32 тысяч, или 1,3% от общего числа детей данной возрастной группы. И лишь 10% детей из этих 32-х тысяч учатся в специализированных школах.

В 2019 году Кыргызстан также ратифицировал Международную конвенции о правах ЛОВЗ и принял Программу развития инклюзивного образования с 2019 по 2023 годы.

Однако специалисты указывают на ряд проблем, препятствующих внедрению инклюзии в школах.

«Многие фонды совместно с Министерством образования и науки КР (МОН) разрабатывали стандарты, методики, индивидуальные планы и даже пилотные проекты, — говорит Алмаз Тажыбай, директор Центра анализа государственной политики, который исследует исполнение законов в образовательной сфере.- Но [Программа] все еще не внедрена из-за большой бюрократии, отсутствия политической воли и якобы потому, что нет денег в бюджете».

В качестве примера Тажыбай приводит другие кейсы о нарушении прав детей и их родителей на инклюзию. «Детей с ограниченными возможностями здоровья отправляют в специализированные интернаты, через созданные специальные комиссии в каждом районе, которые принимают [детей] со справками из Министерства здравоохранения», — рассказывает он.

Многие родители хотят, чтобы дети учились в школах наравне с другими и у них была возможность свободного выбора учебного заведения.

Другой проблемой является отсутствие психологической безопасной среды в общеобразовательных школах. Случай с Назирой подтверждает это. В школе, где она пыталась учиться, не было специального детского психолога по работе с особенными детьми, а педагоги не смогли интегрировать Назиру в общую школьную среду.

Буллинг одноклассников и стигма чуть не довели до суицида слабослышащую девочку.

«После этого случая дочка хотела выброситься с балкона, я еле уговорила ее не делать этого»,- плачет мама Назиры, рассказывая о случившемся.

Данная статья подготовлена в рамках проекта «Продвижение медиа-свободы, многообразия через обучение и создание медиа-контента о правах меньшинств и маргинализированных групп» при поддержке Canada Fund for Local Initiative (CFLI).

Дата публикации:
19 окт 2022
Тип инцидента:
Дискриминация
Характер инцидента:
  • отсутствие доступа к инклюзивному образованию
  • стигма
Дата инцидента:
2 мая 2022
Место:
Кыргызстан, город Бишкек
Кто пострадал:
несовершеннолетняя девочка
Количество пострадавших:
1