Кыргызстан, Нарынская область
21 фев 2021

«НЕКОВИДНАЯ» СПРАВКА СТАЛА ПРОПУСКОМ ДЛЯ ЗАХОРОНЕНИЯ УМЕРШИХ ОТ КОРОНАВИРУСА

«НЕКОВИДНАЯ» СПРАВКА СТАЛА ПРОПУСКОМ ДЛЯ ЗАХОРОНЕНИЯ УМЕРШИХ ОТ КОРОНАВИРУСА
85-летнюю Калыйчу апа из Жумгальского района Нарынской области, умершую в Бишкеке от COVID-19 родственники смогли похоронить на кладбище только после того, как удалось уговорить врача выписать «нековидную» справку о смерти.
Тип инцидента:
COVID-19
Характер инцидента:
  • коррупция в медучреждениях
  • лишение доступа к медицинским услугам
  • нарушение права на достойное захоронение
  • смерть и отказ в захоронении по причине СOVID
Дата инцидента:
28 июл 2020
Место:
Кыргызстан, Нарынская область
Кто пострадал:
Пожилая женщина
Количество пострадавших:
1
Имя:
Калыйча - апа
Дата публикации:
21 фев 2021

85-летнюю Калыйчу-апа из Жумгальского района Нарынской области, умершую в Бишкеке от COVID-19, родственники смогли похоронить на кладбище только после того, как удалось уговорить врача выписать «нековидную» справку о смерти. 

Калыйча-апа заразилась коронавирусом в селе, как и многие сельчане. Семья повезла ее в районный центр в село Чаек, в Жумгальскую районную больницу. Там врачи отказались госпитализировать женщину под разными предлогами, указывая на то, что «в больнице нет мест». Но самое обидное для родственников было заявление врачей, что больная мама «безнадежна, не выживет и надо готовиться к худшему». 

«Мы приняли решение перевезти маму в Бишкек,- рассказывает сын Калыйча-апа, — и двинулись по горным дорогам через перевал». 

Дорога длиной в 239 километров показалось родственникам пожилой женщины дорогой длиной в целую жизнь. То и дело по пути им пришлось останавливать машину и проверять, дышит ли она или нет, какое у неё давление и температура.

Бишкек задыхающийся

Жаркий июль 2020 года усугублялся повальной пандемией и повсеместными вспышками коронавируса, обилием дневных стационаров, где люди пытались получить помощь. СМИ сообщали о смерти нескольких пациентов на порогах больниц, которые так и не дождались врачебной помощи.

Бишкек задыхался от нехватки препаратов, круглосуточных очередей в аптеках и рентгенкабинетах. Иногда в городе наступала мертвая тишина, и только  на дорогах гул сигналов скорой помощи напоминал людям о  мчащихся бригадах к умирающим больным.

По приезду в столицу Кыргызстана семья с больной мамой, выстояв многочасовые долгие очереди в одной из местных столичных поликлиник, сумела провести ей тестовый анализ и получить назначения врачей. Однако госпитализировать её отказались, так как мест в больницах не было. В Бишкеке в это время не хватало коек в стационарах. 

«Нам пришлось лечить почти девяностолетнюю маму самими дома,- рассказывают родственники Калыйчи- апа.-  Когда ей было совсем плохо, мы вызывали городскую скорую помощь, но она не могла приехать в день вызова, обещала прибыть  только через пару суток и не приезжала. Операторы службы экстренной помощи по телефону 118 ставили нас в очередь, и говорили о нехватке машин».

Однажды, когда женщине стало совсем плохо, скорая все-таки приехала, но врач сказал, что госпитализировать уже бесполезно, так как все легкие у нее в воде, и до утра она не продержится.  Время было безнадежно упущено: через несколько часов после визита скорой помощи, 28 июля 2020 года Калыйча- апа умерла.

Отказ в праве на достойное захоронение

Однако на этом проблемы семьи Шамбетова не закончились.

Семья умершей Калыйчы-апа, опираясь на религиозные каноны мусульманской веры, решила срочно похоронить женщину на местном кладбище. 

В соответствии с требованиями Минздрава родственники покойной постарались соблюсти все правила и подготовили тело к транспортировке на кладбище, недалеко от Бишкека. 

Ранее, 14 июля 2020 года в период всплеска пандемии Министерство здравоохранения КР выпустило специальное распоряжение о том, как нужно хоронить людей, умерших от коронавируса и пневмонии. 

Айнура Акматова, начальник общественного здравоохранения Минздрава КР сообщила, что разработана специальная методика для похорон такой категории людей. Главные принципы — нельзя много передвигать тело умершего, участвующие в похоронах должны соблюдать гигиенические нормы и социальную дистанцию. Выделение отдельного участка на кладбище для захоронения умершего от COVID-19 не требуется, гласят Временные методические рекомендации Минздрава КР. Захоронение может производиться на шести кладбищах, состоящих на балансе Бишкекского агентства ритуальных услуг.

Однако пациентов из других регионов КР необходимо хоронить по месту их прописки и проживания при жизни. Кроме того, сложность захоронения Калыйчы- апа заключалась в том, на бишкекских кладбищах случались трудности с захоронением умерших от COVID-19, когда родственникам покойных отказывали от захоронения тел. Это было связано как с большим количеством похорон, нехваткой рабочей силы на кладбищах, так и со страхом от заражения и стигмой в отношении коронавирусных больных.

«Нам ничего не оставалось делать, как обратиться в одну из поликлиник Бишкека, где удалось уговорить  врача, и он выписал нам другое заключение о смерти, — рассказывает сын Калыйчы-апа. — В нем врач указал, что наша мама умерла от проблем с давлением (оно у не действительно было), а не по причине коронавирусной инфекции. Это помогло нам быстрее совершить захоронение чтобы не везти тело за много километров в июльскую жару».

Он также привел ряд подобных случаев от своих знакомых, которые получали «нековидные» справки и хоронили родственников на близлежащих кладбищах.

Конституционные права гарантируют каждому человеку, независимо от происхождения, вероисповедания и других различий быть достойно захороненным после смерти. Право на захоронение умершего связано с охраной достоинства личности, правом на свободу и личную неприкосновенность. Эти права вытекают из соответствующих общепризнанных принципов и норм международного права, которые согласно Конституции КР являются составной частью правовой системы нашей страны. 

Эржан Кайып, юрист и правозащитник из Коалиции за Равенство в КР комментируя этот и подобные кейсы, где были попытки воспрепятствовать праву граждан на достойное захоронение говорит, что Кыргызстан нарушил международные обязательства во время режимов чрезвычайного положения и чрезвычайной ситуации в связи с распространением коронавирусной инфекции.

«Подтверждение тому,- констатирует юрист, — служит отсутствие равного доступа к медицинскому обслуживанию, многочисленные факты неоказания медицинской помощи или проведения различий к пациентам по признакам возраста, [как это произошло с Калыйчей-апа], а также других обстоятельств, несмотря на заявления Правительства КР о полной готовности к пандемии коронавируса».

Согласно статье 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, ратифицированного Кыргызстаном, для полного осуществления права каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, меры государств должны включать мероприятия для:

-предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;

создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.

Права, провозглашенные в Пакте, должны осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, возраста, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

По данным Минздрава КР по состоянию на 30 января 2021 года число случаев заражения с диагнозом COVID-19 в КР составило 84 453 человек, умерли 1411 с учетом внебольничной пневмонии за весь период c 2020 года. 

Иллюстративное фото из Интернета.

Статья создана в рамках проекта Школы миротворчества и медиатехнологий в ЦА «Повышение информированности на вызов “COVID и дискриминация” для усиления помощи уязвимым группам в Кыргызстане».

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание публикации является предметом ответственности  Школы миротворчества и медиатехнологий в ЦА и не отражает точку зрения Европейского Союза.