Кыргызстан, город Бишкек
15 фев 2021

«ЧЁРНЫЙ ИЮЛЬ»: история женщины с инвалидностью

«ЧЁРНЫЙ ИЮЛЬ»: история женщины с инвалидностью
Неравный доступ к услугам здравоохранения поставил людей из социально-уязвимых групп, нуждающихся в лечении от коронавируса, на зыбкую грань между жизнью и смертью. 55-летняя Айсулуу, имеющая инвалидность второй группы, заболела COVID-19 в разгар пандемии. Ее состояние стремительно ухудшалось из-за основного заболевания ног и развивающихся осложнений. Она задыхалась все чаще и чаще.
Тип инцидента:
COVID-19
Характер инцидента:
  • коррупция в медучреждениях
  • лишение доступа к лекарственным препаратам
  • лишение доступа к медицинским услугам
Дата инцидента:
17 июл 2020
Место:
Кыргызстан, город Бишкек
Кто пострадал:
женщина с инвалидностью
Количество пострадавших:
1
Имя:
Айсулуу
Дата публикации:
15 фев 2021

Неравный доступ к услугам здравоохранения поставил людей из социально-уязвимых групп, нуждающихся в лечении от коронавируса, на зыбкую грань между жизнью и смертью.

55-летняя Айсулуу, имеющая инвалидность второй группы, заболела COVID-19 в разгар пандемии. Ее состояние стремительно ухудшалось из-за основного заболевания ног и развивающихся осложнений. Она задыхалась все чаще и чаще.

Вызывать скорую помощь ей помогали знакомые, родственники, но бригада так и не приехала. Звонили в частные медицинские компании скорой помощи, их безрезультатно.

На следующий день по совету знакомой ей удалось с большим трудом добраться до Бишкекской станции скорой помощи, где женщине сделали укол.

«Стало легче, но к вечеру дыхание затруднилось, вновь началась паника. Я была одна. Среди ночи опять пришлось звонить в скорую, но там не отвечали. Я попросила соседа отвезти меня в кыргызско-турецкую больницу на улицу Фучика [в Бишкеке]. По дороге чуть не скончалась от нехватки воздуха. Кто-то дал аэрозоль. Еле как добрались, а там меня не приняли из-за отсутствия прописки [регистрации в районе, где расположена больница]. Охранник прямо перед нами закрыл двери», — с горечью вспоминает Айсулуу о событиях тех дней.

Это был «черный июль -2020», как позже его назвали в Кыргызстане.

Основная ковидная нагрузка легла на Бишкек. В столице страны проживает около полутора миллиона жителей, включая внутренних мигрантов, располагающихся в жилмассивах вокруг города.

По официальным данным именно в июле 2020 года заболеваемость в стране выросла в четыре раза. Система здравоохранения перестала справляться с нагрузкой: в аптеках не хватало лекарств, были круглосуточные очереди, мест в стационарах не было, у многих кыргызстанцев началась паника.

Айсулу продолжала задыхаться и чувствовала себя все хуже. Месяцем ранее она уже лежала в больнице из-за болезни ног, поэтому денег на обследование и лечение не было.

Согласно медицинским протоколам Минздрава КР летом 2020 года все пациенты с подозрением на COVID-19 должны были проходить компьютерную томографию, чтобы исключить вирусную пневмонию. Это заболевание во многих случаях стало основным осложнением от коронавируса и отягощало процесс болезни.

Когда Айсулуу прислали деньги родственники из Москвы, она прошла обследование.  Результаты показали левостороннюю пневмонию. Пришлось искать знакомых врачей, чтобы помогли лечь в больницу, поскольку попасть в переполненные стационары было невозможно. С помощью связей ей это удалось.

«В больнице, где я лежала, «посторонних» не было,- вспоминает женщина. — Все чьи-то знакомые или же денежные люди».

К примеру, дочери одной из находящихся там больных разрешили даже пройти в «красную зону», чтобы она могла ухаживать за матерью.

«Значит, подумала я, если по знакомству [сюда попасть] или дать денег, можно любому заходить туда [в красную зону]», — говорит Айсулуу.

По её словам, больные рассказывали, что их родственники были вынуждены продавать последнее, в том числе домашний скот, чтобы купить лекарства и привезти их в стационар. И только когда они говорили врачам, что лекарств нет, им делали уколы из фармацевтических запасов больницы.

«Получается, больных вынуждали покупать лекарства?» — вопрошает женщина.  

Юрист Коалиции за равенство в КР Эльвира Тилек называет историю Айсулуу «препятствием в реализации права граждан на лечение».

Право на здоровье предполагает, что учреждения, товары и услуги здравоохранения должны иметься в достаточном объеме, быть доступными для всех без дискриминации в физическом и экономическом плане даже для маргинализованных групп населения. Они должны быть приемлемыми, то есть соответствовать принципам медицинской этики и культурным критериям.

«Государство должно было обеспечивать предоставление всех услуг здравоохранения в связи с коронавирусом, чтобы эти услуги оказывались без какой-либо стигматизации и дискриминации, в том числе по признаку имущественного положения к внутренним мигрантам без требования их регистрации по месту проживания»,- заключает Тилек.

Согласно 12 статьи Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, ратифицированного Кыргызстаном, за каждым человеком признается право на «наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья», правительства обязуются принимать эффективные меры для «предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними».

Статья создана в рамках проекта Школы миротворчества и медиатехнологий «Повышение информированности на вызов “COVID и дискриминация” для усиления помощи уязвимым группам в Кыргызстане».

Данная публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности Школы миротворчества и медиатехнологий в ЦА и не отражает точку зрения Европейского Союза.